Детское развитие в песочной терапии

Детское развитие в песочной терапии

Сайт об использовании песочного поля для детского развития

Обо мне. Волшебный мир песка — рождение песочного терапевта.

Волшебный мир песка, или мир песочной терапии

Я рассказываю о своих песочницах

Волшебный мир песка, или мир песочной терапии. Почему он волшебный? Потому, что в песочной терапии создаются реальные миры, которые можно ощутить и посмотреть и это волшебство. И еще большее волшебство в том, что меняя эти миры, можно менять свою жизнь. Созидание становится самоцелью, возводится в принцип, становится настоящим наслаждением.

Мне очень нравится песочная терапия как метод благодаря своей наглядности и натуральности. В песочной терапии я ощутил проекцию настоящего мира, населенного реальными обитателями.

К слову сказать, я ранее сталкивался с арт-терапией в роли клиента – рисовал на бумаге цветными карандашами, затем разговаривал с психологом, ведущим сеанс, на тему нарисованного, далее дорисовывал детали. Помню, результаты этого сеанса я реально ощутил буквально через час-полтора, правда, в резко неожиданном ключе.  При этом я совершенно не ощущал себя хозяином процесса, и не понимал реальной связи нарисованного с жизнью.

Итак, по порядку – о песочной терапии, она же SandPlay.

Началась история с того, что в 2012 году знакомый психолог попросил меня сделать деревянную песочницу для песочной терапии. Внутренние размеры 50х70 см, внутренняя высота 8 см. Я и сделал просто деревянный ящик. И, конечно, первое впечатление было от песочницы совершенно обыденное – просто деревянный ящик. Впечатление обыденности усиливалось тем, что я сам сделал этот простой ящик – я знал, из каких простых досок и фанеры он сделан. Это были обычные неструганые  сосновые доски, которые я обработал рубанком и обрезал по размерам циркуляркой.  Дно сделал из тонкой фанеры не лучшего качества – то, что нашел на даче. Получился простой деревянный некрашеный ящик, и все. Я, конечно же, потом покрасил его при помощи кисти, покрыл лаком, но я видел подноготную этого ящика, и причин восхищаться им у меня не было.

Я к этому времени уже примерно знал, что такое песочная терапия, но я так же знал, что там используется просто деревянный ящик. Этот ящик назывался разными умными словами – поднос, классическая песочница, юнгианская песочница, песочница для sandplay, но оставался простым и обыденным, как работа на станке.

Прошло время, я сделал уже много песочниц. Я чуть больше узнал про песочную терапию, и поэтому песочные ящики делал с пониманием специфики. Это являло лучшую прикладную пригодность деревянных песочниц. С каждым разом песочницы были все лучше и лучше – я начинал понимать, что от них требуется. Я обращал внимание на качество швов, гладкость поверхностей, геометрию стыков, общий вид изделия. Профессионалы-психологи уже знали обо мне, и сарафанным радио передавали друг другу сведения не только о качестве, но и недостатках, поэтому эти самые недостатки песочных ящиков приходилось срочно исправлять: вносил изменения в технологию, подбирал другие более качественные и соответственно дорогие материалы. Если раньше я успевал сделать песочницу за выходные (сколотил, покрасил – все!), то потом процесс длился 4-5 дней, потом неделя, потом две и т.д.

Столяры-профессионалы меня не понимали – ну что тут такого сложного – сделать песочный деревянный ящик. Некоторые из них пробовали сделать, я даже не скрывал тонкости технологии, делился, выложил на сайте.  Но по моим меркам профессионалы каждый раз привозили мне очень некачественные песочницы, и совместное сотрудничество прекращалось. Оказывается, делать правильные песочницы для песочной терапии могут не все, и это было открытие. Изготовление настоящих качественных песочных ящиков стало довольно сложным и трудоемким занятием. Но мне песочницы уже полюбились, и я начал получать удовольствие от того, что из моих рук выходят действительно прекрасные песочные подносы.

Один из важных этапов моей любви к хорошим песочницам настал тогда, когда я увидел песочницу с песком. Песок был белый, мягкий, тонкий, и первое впечатление от всей картины определялось восклицанием – Ух, красота! Я погрузил в песок руки, и вспомнил песчаный пляж Черного моря. Я с ощущением глубокого наслаждения погружал руки в песок, вытаскивал их, двигал песочные массы, пересыпал и передвигал песочные холмы, продолжая погружать и вынимать руки в этой волшебной массе песка. Потом я узнал, что психологи называют это состояние регрессией. Я вошел в состояние, в котором мог бы получиться отличный сеанс песочной терапии.

Через небольшое время я попросил провести со мной сеанс песочной терапии. Я, естественно, был клиентом, и передо мной в песочнице разворачивался небольшой мирок. Я пытался построить значимый мир, но осознавал, что я мало влияю на этот мир. Несмотря на то, что я был творцом мира в песочнице, влияние мое на этот мир было незначительным, и чем-то напоминало сон, в котором я бессилен что-то изменить в происходящем. Моим песочным миром и мной управляла назначенная судьба, которая ведет мой мир и меня к предопределенному концу, и я на это движение не мог повлиять. Как бы я не старался поставить новые фигурки на песочное поле, или передвинуть  имеющиеся, ощущение этой судьбы сохранялось. Конечно же, я потом хорошо понял причину этого состояния. И прекрасно, что я мог пройти через понимание того, как себя ощущает клиент на сеансе песочной терапии. Эти сеансы дали мне массу невербальной неформулируемой информации про мои классические юнгианские песочницы.

Время дает опыт. Я вполне профессионально общался с заказчиками-психологами про песочную терапию. И скоро коллеги настоятельно предложили мне пройти курс песочного терапевта.

Занятие на курсах песочной терапии прошли для меня в удовольствие. Мне приятно было прозревать подноготную песочных композиций. Каждый раз, занятие за занятием, обнажался новый слой прозрения. Оказалось, что трактовка песочной композиции далеко не однозначна, и простые правила «если — то» тут не работают. Потом я увидел, что трактовка картины песочного поля может быть многослойная, и каждый слой является самостоятельным миром, определяющим личность. И эти миры связаны, и поэтому обмануть песочного терапевта практически невозможно.

Мой первый учебный сеанс песочной терапии я старался провести по всем правилам. Говорил правильные слова, задавал верные вопросы. Но, поскольку я начинающий специалист, понимание внутренней сути происходящего было слабым. И тем не менее чувство удовлетворения по окончании сеанса было не только у клиента, у меня как терапевта тоже. В процессе сеанса идет проработка как клиента, так и терапевта.

Качество сеансов достигалось постепенно, с практикой. Интересно, что практики песочного терапевта было явно недостаточно. Очень важно, чтобы я иногда был на сеансах в качестве клиента.

Мой первый самостоятельный сеанс был проведен для меня неожиданно.

Наша группа была приглашена на городской летний фестиваль, чтобы провести мастер-классы песочных миров с детьми. Я не планировал проводить свои сеансы песочной терапии, но в связи с плотностью и востребованностью нашего мастер-класса мне пришлось несколько сеансов провести самостоятельно. Это был мастер-класс с детишками от 4 до 10 лет. Сеансы проходили в виде организованной групповой работы в двух классических песочницах одновременно. Я слегка волновался, потому что самостоятельных сеансов песочной терапии я никогда не проводил и не планировал. Но было приятно увидеть,  что сеансы идут по плану, а дети очень податливы, охотно идут на контакт, рассказывают про свои миры в песочнице. В итоге весь процесс песочной работы мне понравился. Дети оказались весьма креативными. Кто-то из детей с цветочного фестиваля принес живые цветы, и они в дополнение к нашей коллекции фигурок украсили песочное поле.

Дети вполне естественно принимали мое руководство сеансом. Вышло все просто на ура. Я даже не ожидал, что будет так прекрасно! Я впервые ощутил себя песочным терапевтом.